English language Suomen kieli Russian language

Восхождение Экспедиции Ферсмана в Хибины

Те, кто ожидал легкого подъема, с течением похода развеивают свои мечты. Чем дальше продвигается дорога, тем становится труднее - дорогу преграждают каменные валуны, а крутизна подъема не перестает возрастать. Можно без труда попасть в ловушку, кропотливо поставленную самой матушкой природой. Опасайтесь широчайших снежных полей, которые создают видимость надежной переправы, а на самом деле скрывают под собой грязевые потоки и каменные реки.

Экспедиция в Хибины Александра Ферсмана

Ощущая себя как на «американских горках» - то спускаясь, то поднимаясь, экспедиционная группа, в конце концов, достигает первой вершины, горы Путеличорра. Группа двигалась настолько целеустремленно, что сама не заметила как преодолела первую цепь гор. Но до следующей гряды еще далеко. Между ними целая «пропасть» из чудных речных долин. Придя в себя, группа замечает, что находясь на вершине Путеличорра, они стоят на «пороге» перехода с первого кольца (цепи гор) ко второму. Минеральный мир здесь такой же, как и в нормальном хибините. Все те же вишнево-красные эвдиалиты, эвколиты и мезодиалиты только в большем количестве. Плюс ко всему в их компанию затесался лампрофиллит.

Держа путь ко второй вершине горы Путеличорра, отделенной от первой глубокой лощиной, по ходу собираются для коллекции минералы и с удовольствием познаются особенности встречающихся то тут, то там жил. Спуск здесь не из легких - обледеневший снег в совокупности с крутизной склона придает ему особой остроты. Плюс ко всему выступы скал с подтаявшим возле них снегом создают дополнительные препятствия. Что до лощины, то она вся «кишит» разнообразными камнями от мала до велика. Здесь группа сталкивается с огромной россыпью пегматитовых жил, весомым скоплением эвдиалита.

Вдоволь налюбовавшись лучезарным блеском лампрофиллитов, группа продвигается вверх ко второй вершине горы Путеличорра. Хочешь - не хочешь, а исследовательская группа вынуждена взбираться на склон по огромной осыпи из обломков скал. Пересекая снежные поля приходиться часто самостоятельно вырубать себе ступеньки - настолько они обледенелые. А в сочетании с огромным риском увязнуть в грязевой жиже, спрятанной под слоем снега, восхождение затягивается. Уже ближе к самой вершине подъем становится легче. Дорога пролегает по заснеженному плато. Еще немного и вторая вершина «сдалась». Устав после изнурительного подъема можно перевести дух на заснеженном идеально ровном плато.

Двигаясь на восток, преодолевается глубокий, рыхлый снег и дорожка из камней. Ужасает своей красотой крутой отвесный обрыв в долине реки Кунийок, именуемой саамами долиной Кукисвума - в переводе с саамского - Долина долин. Стоит отметить, что это самая удобная дорога, которая берет начало на юге Хибин и «бежит» на север. Долина реки, представленная громадным расколом, существует еще со времен формирования Хибинского массива. Позже эта так называемая тектоническая трещина послужила пристанищем для огромнейшего ледника, «силами» которого трещина превратилась всамый настоящий ледниковый трог. Ныне здесь течет река Кунийок.

Вершина Путеличорр настолько высока, что с ее вершины речушка кажется тоненькой ниточкой, переливающейся под лучами игривого солнца. Взглянув вдаль, можно различить неприступные громадные вершины, соседствующие друг с другом, вершины Рисчорра и Кукисвумчорра. Преодолев это внутреннее кольцо, дальше происходит спуск в божественную хибинскую долину реки Тульйок. Где-то там, на востоке Хибинских тундр, ослепляет своим блеском чарующее озеро Умпъявр. Оно является как бы разделительной чертой Хибин и далеких Ловозерских тундр. А вообще, Путеличоррские вершины - просто идеальное место для изучения особенностей ландшафта и рельефа Хибинского массива. Держа путь в самое сердце Хибинского массива, экспедиция имеет шанс преодолеть завораживающие своей красотой долины рек Лутнермайока и Идичйока.

Особенностью данной местности является обязательное завершение верховьев речной долины до безумия извилистыми цирками. А это не что иное, как следствие влияние на горный массив климатических условий местности. В некоторых местах здесь снег сохраняется даже в летнее время. Это оказывает разрушительное действие на ни в чем не повинную горную породу, потому как снег то тает, то вновь замерзает. Весь процесс заключается в оттаивании снега и проникновении образованной воды в микротрещины породы. Далее все происходит само собой. Вода вновь замерзает и как следствие, увеличивается в объеме, что и приводит к разрушению породы и превращению ее в дресву.

Таким образом, впадина все больше и больше углубляется, со временем преобразуясь в котловину, а в конечном итоге в цирк со стометровыми отвесными стенами. Таких цирков в Хибинской тундре огромное множество. Буквально каждый второй имеет схожие черты, различаясь лишь по стадии формирования рельефа. Чрезмерное углубление цирков приводит к образованию у их оснований озер. Здешняя местность настолько живописна, что не оставит равнодушным никого, кому посчастливилось здесь побывать. Наводящие ужас стены цирков с огромным количеством трещин напоминают лицо монстра, испещренное шрамами. Озера покоряют своей неописуемой синевой, а на их поверхности дрейфуют зеленоватые льдины, позеленевшие от тоски по случайному прохожему, одарившему их восхищенным взглядом.

Очень часто можно встретить такую картину: два въевшихся по разные стороны горы цирка «сливаются в поцелуе», сходясь вершинами. В этом месте потом образуется пониженная седловина, огражденная с обеих сторон от пытливых взглядов насыпями из осыпавшихся с горной вершины скал.

Таковы отличительные особенности практически каждого хибинского перевала. Однако у каждого из них, тем не менее своя судьба: одни были подвержены развалу из тектонических трещин, другие впоследствии столкнулись с ледниковым выпахиванием, о третьих и по сей день ничего не известно. Преодолевать такие перевалы - задача не из легких. Сложность прохождения объясняется значительной крутизной склонов, вдобавок к которой прибавляется повышенная подвижность обломков обрушившихся ранее скал. Вот и приходиться надеяться на удачу и милость Бога, поднимаясь шаг за шагом по этой гигантской лестнице.

Странствование по Хибинской тундре просто немыслимо без того, чтобы не столкнуться лицом к лицу с каменистыми россыпями. Иной раз на протяжении километров нужно то и дело то подниматься на очередной валун, то спускаться с него или прыгать с камня на камень как прыткая газель, убегающая от хищника. В долинах они не так распространены, а вот когда оказываешься на плоской вершине - будь готов к «американским горкам». Такое ощущение, что ты окунулся в «каменный океан» и отчаянно борешься с волной. Если бы не спасительные фирновые поля, так бы и остались путники в этих местах не в силах их преодолеть. Забавно наблюдать за каменным «ручьем», стекающим с горных вершин.

Каменная насыпь как бы оберегает от ненастья текущий под ней молодой ручей, превращающийся в долине в полноводную реку. Вышеупомянутое периодичное оттаивание и замораживание снежной воды не только приводит к разрушению горной породы, но и является стимулом к смещению каменных глыб по склону вниз. Такие каменные реки легко узнать по абсолютному отсутствию в этих местах хоть какой-либо растительности. Каменные глыбы сметают жестоко все живое у себя на пути. Местоположение каменных потоков очевидно - они располагаются на склонах гор. Наверно приходилось не раз обращать внимание, что Хибинские горы полосатые как зебра. А все потому, что природе было угодно каменные полосы чередовать с щебёнчатым материалом.

Поражают своей неповторимостью «каменные сети», которые своим происхождением обязаны стойкой морозной погоде. Их характерной особенностью является некое как бы специально созданное расчерчивание земной поверхности на шестиугольники, размер которых колеблется от 50 сантиметров до полутора метров шириной. Такие чудеса встречаются в достаточно большом количестве в таких местах как, Новая Земля, Медвежий остров и Шпицберген. Научно объяснено, что такая форма получается посредством таяния и замерзания грунта, сменяющих одно другое. Вода, попадая в грунт, замерзает и, расширяясь, насильно вытесняет камни на земную поверхность. Такие так называемые «земляные подушки» значительно замедляют восхождение на перевал, так как нога невольно увязает в некоей массе, скрывающейся под видимостью каменистой насыпи.

Все вышеперечисленное - ничто по сравнению с теми трудностями, с которыми, так или иначе, придется столкнуться во время путешествия по Хибинскому массиву. Александр Ферсман хорошо помнит обвал, произошедший неподалеку от ущелья Рамзая, свидетелем которого он и его попутчики были во время ночевки в верховьях Лутнермайока. Казалось, сами боги обрушились на грешную землю, желая наказать непокорный народ. В течение порядка 5 минут ничего не было видно из-за густого тумана, но стоял ужасающий грохот. О планируемом подъеме на Часначорр пришлось забыть совсем. Еще двое суток вершина была окутана тяжелыми густыми облаками.

Итогом экспедиции был подкрепленный записями и фактами вывод о том, что Хибинские горы не такие уж и неприступные, если соизволили покориться учащимся старших классов. Если грамотно подготовиться к походу, соблюдать все правила безопасности, можно приобрести неоценимый опыт и испытать райское наслаждение блуждая по этим чудным местам.

Академик Александр Ферсман призывал всех желающих не бояться совершить путешествие поэтому потрясающему полярному миру, окутанному легкой завесой тайны. И массы вняли словам «пророка» в лице Александр Ферсмана. На сегодняшний день Хибины не перестают принимать у себя «в гостях» все новых туристов, жаждущих узнать таинственный мирок Хибинского массива поближе.

Индекс цитирования     Яндекс.Метрика